Пресса

Не оставляйте стараний, маэстро!
Дорогомилово сегодня

          Как всякий талантливый человек, он талантлив во всем. Настоящий артист - за что бы ни взялся! Таким создал Петра КОРОГОДСКОГО Бог и Его Величество Балет.

         - Петр Ефимович, вы 12 лет преподавали в Московском хореографическом училище, именуемом теперь Академией хореографии. А как все начиналось?
         - Наша семья жила в Риге. Я занимался спортом, в частности боксом, стал чемпионом Латвии среди юниоров. А мой брат танцевал. И однажды он поспорил со мной, что я так никогда не смогу. Мне было 17 лет, и я просто пришел в хореографическое училище. Меня взяли. У меня оказались хорошие данные - прыжок, шаг, подъем, сценические данные... Брат проспорил. В одном классе со мной были Михаил Барышников и Александр Годунов. Ранее там учился Марис Лиепа. Первым моим учителем был профессор Юрий Петрович Капралис.
         Для меня это был эстетический шок. Мировоззрение поменялось на 180 градусов. Ведь я буквально мальчик с улицы, ни разу не был ни в одном театре (семья у нас простая, рабочая, совсем из "другой оперы"). Но проучился мало. Через два года, в 1963 году, меня выгнали. За драку. Я был вспыльчивый, драчливый.

         Мой брат тогда работал в Челябинском театре оперы и балета, и меня туда пригласили. Я почти ничего не умел и понял, что нужно продолжать учиться.

          С гастролей в Запорожье мы ехали в Магнитогорск через Москву. И заведующий труппой Владимир Сергеевич Криворуцкий, очень известное в балетных кругах лицо, решил мне помочь. В начале сентября отвел меня в Московское хореографическое училище к его художественному руководителю Юрию Григорьевичу Кондратову, выдающемуся артисту балета Большого театра. Поверив Криворуцкому на слово, он меня взял.

         Но для зачисления нужна была прописка. Я отговаривался, что, мол, живу у тети и оформляю прописку.
         - Чем же вы занимались?
         - Болтался по Москве. Ни знакомых, ни друзей, ни поддержки не было. Мама присылала немного денег. Полгода спал на вокзале, пока мне случайно не помогли в Переделкино сделать ложную справку. И только с конца февраля начал учиться. Мне исполнилось 19. Несмотря на пропуск, сдал экзамены за год довольно успешно.
         На втором году обучения подрался в интернате, и меня опять выгнали. Я со слезами пришел к завучу Дмитрию Аркадьевичу Яхнину и умолял его: "Я стану лучшим учеником в школе! Только оставьте меня, пожалуйста!" Меня не отчислили. А свое слово я сдержал.
         На мое счастье, в училище пришел балетмейстер Игорь Есаулов, который ставил номер "Солдат и смерть" для Всесоюзного конкурса хореографических номеров на советскую тематику. Он проходил в Москве, в зале Чайковского. Есаулов выбрал меня и Агнессу Балиеву. И на этом конкурсе я стал лауреатом первой премии как исполнитель. Учителя мной были довольны. Семья, особенно брат, гордились мной.
         Аплодисменты, слава, телевидение, пресса...
         - Премия...
         - Ничего. Было школьное собрание, где директор Софья Николаевна Головкина сказала, что наша школа на высоте, а Петя Корогодский молодец.
         И еще меня сразу оформили в интернате как проживающего постоянно, а не временно.
         - А давно ли, кстати, живете в Дорогомилово?
         - Уже 25 лет. Итак, в 1966 году я получил диплом об окончании Московского хореографического училища. На выпускном спектакле танцевал адажио в постановке Леонида Михайловича Лавровского и Суламифь Михайловны Мессерер (родной тети Майи Плисецкой, замечательного человека и педагога, живет в Англии, ей за 90 лет).
         Распределили во вновь организующийся хореографический концертный ансамбль СССР "Молодой балет" под руководством Игоря Александровича Моисеева. Взяли вне конкурса, который был огромен, по итогам государственного экзамена по классическому, дуэтному и народно-характерному танцам.
         Привлечены лучшие балетмейстеры и педагоги страны - С. М. Мессерер, А. М. Мессерер, И. В. Тихомирнова, И. В. Уксусников, К. Я.
         Голейзовский, В. П. Васильева и другие корифеи. Очень много ставил сам Моисеев.
         - В чем было отличие вашего коллектива "Молодой балет" от основного ансамбля Игоря Моисеева?
Петр Ефимович Корогодский

         - У нас было классическое направление. Концерт состоял из отдельных номеров с элементами модерна. Он носил характер дивертисмента - номера, падеде. И один одноактный балет - "Дафнис и Хлоя", который я танцевал. Олег Виноградов, тогда молодой и интересный балетмейстер, поставил у нас великолепный философский триптих на музыку Моцарта "Любовь, добро и зло". Происходило становление коллектива.
         Базировались в зале Чайковского, так что знаю там каждую досточку. При зарплате 130 рублей занимались с утра до вечера, бывало, опаздывая на метро. Через два года мы дали концерт в Театре оперетты, после чего поехали на гастроли по России.
         Успех был колоссальный!
- А потом и заграница?
         - Для усиления программы привлечены были Юрий Соловьев и Калерия Федичева (Петербург), Малика Сабирова (Душанбе), Вилен Галстян (Ереван). В 1969-м выпустили рекламный буклет "40 звезд русского классического балета" (так как наш ансамбль состоял из солистов), где, естественно, есть и мое фото. И мы на 3,5 месяца поехали в первое заграничное турне: Австралия, Новая Зеландия, Сингапур. Там был просто фурор! За 88 рабочих дней дали 118 концертов.
         - Это же очень тяжело!
         - К тому же тяжелейшие перелеты. Выходной день - перелет. С нами и Игорь Александрович Моисеев.
         - Ему 96 лет. Он долгожитель благодаря балету?
         - И благодаря характеру. Он очень хороший, мудрейший человек. Всегда следил за собой, не пил, не курил.
         - А вы? Диету соблюдали?
         - Мы всегда так много работали, что было не до диеты.
         - И уже больше не дрались?
         - Как только я пришел на работу, меня как подменили. Я понял, что здесь можно доказывать только делом, а не кулаком. Стал совершенно другим человеком.
         - Один космонавт сказал, увидев за кулисами подготовку артистов балета: "Это же ни в какое сравнение не идет с тренировками космонавтов!"
         - Очень тяжелый труд. Поэтому мы работаем всего 20 лет.
         - Как вы оцениваете известную фразу: "Когда приходит опыт, уходит прыжок"?
         - Все правильно. Моисеева спрашивали: "Можно ли в 20 лет танцевать принца?" - "Можно". - "А в 30?" - "Можно". - "А в 40?" - "Можно. Только смотреть нельзя". Уходят силы. Но с практикой приходит опыт. Его преимущества - в умении распределить свои силы, унять волнение.
         Становишься актером и уже чувствуешь себя в своей тарелке. Но все зависит от физического состояния. Чтобы хорошо танцевать, нужно иметь очень крепкое здоровье. Если нет сил, то на лице отразится мучение, и танец не доставит удовольствия ни тебе, ни зрителю. Нужно быть сильным.
         - Приходилось ли выступать в экстремальных ситуациях?
         - Много раз. В Петербурге, на фестивале "Белые ночи", я сорвал спину, и мне сделали 35 уколов в один день и 35 - в другой. И я танцевал.
         Заменить меня было некем. Бывали сложнейшие ситуации, когда приходилось превозмогать боль. Сейчас "патриотов" мало. Кроме того, и морально было тяжело. Моисеев руководил нами 5 лет, а потом двое наших танцовщиков в Латинской Америке сбежали, и Игоря Александровича отстранили. На его место пришел Юрий Тимофеевич Жданов, бывший партнер Улановой.
         И так случилось, что мой брат уехал в Америку, поэтому я стал невыездным. Моисеев этого не допустил бы. Меня 15 лет не выпускали за рубеж.
         По Сибирям - пожалуйста. Готовлю, готовлю программу, а документы на мой выезд всегда "заворачивали". Я был просто репрессирован. И это в лучшие годы. А балетный век короткий. Это каждый раз было как "маленькая трагедия". Пока другие выступали за рубежом, я терял профессионализм.
         Потом нашим коллективом стали руководить Наталья Касаткина и Владимир Василев. Ансамбль поменял статус, став Театром балета СССР, где появились полнометражные спектакли. Я станцевал балеты "Лебединое озеро", "Гаянэ", "Сотворение мира" (партию Бога).
         - Красив, как Бог, - это о вас.
         - Спасибо. Но это была моя последняя партия. Мне хотелось творить самому. Балетмейстерство как муза. Придет идея, и захочется поставить что-либо и для кого-либо. Я создал свой коллектив "Арабески" (теперь он вырос в коллектив, которым руководит Вячеслав Гордеев, мой одноклассник по Московскому хореографическому училищу). Руководил ансамблем "Пантомима" Росконцерта (после Александра Жиромского).
         Учился в ГИТИСе. Как балетмейстер поставил в цирке на проспекте Вернадского совместно с режиссером Владимиром Волжанским спектакль "Прометей" (моя дипломная работа), который был удостоен Государственной премии.
         - Тут уже денег дали?
         - Ничего не дали. Но занесли меня в цирковую энциклопедию как балетмейстера.
         Работал главным хореографом сборной СССР по художественной гимнастике. Причем большой спектакль сделать легче, чем упражнение, где за 3-4 минуты нужно создать законченный образ. Готовил на Олимпиаду в Сеуле Марину Лобач и Александру Тимошенко. Марина стала олимпийской чемпионкой, а Саша - бронзовым призером, а позднее тоже олимпийской чемпионкой. (За это, впрочем, тоже ничего не получил.)
         Проходил практику как педагог в Театре балета СССР Касаткиной и Василева. А в 1990 году поступил на работу в Московское хореографическое училище (теперь Московская академия хореографии), где преподавал 12 лет. За это время у меня было шесть выпусков. Четыре - по классическому танцу и два - по дуэтному. В высшем звене академии читал лекции по методике классического танца. Кстати, у меня учились теперешние солисты Большого театра Мария Александрова (золотая медаль на Международном конкурсе артистов балета в Москве), Нина Капцова, Денис Медведев (золотая медаль на Международном конкурсе в Люксембурге), Сергей Доренский (золотая медаль на Международном конкурсе в Сарагосе), Олег Харюткин (лауреат Международного конкурса в Перми). А следовательно, мне как преподавателю присвоена высокая квалификация "Этуаль".
         В 1995-96 годах в Колорадо-Спрингс проходили балетные курсы для студентов всей Америки, на которых я преподавал и спонсором которых являлся экс-президент Америки Джеральд Форд. Нам с госпожой С. Н. Головкиной довелось с ним встречаться.
         А в 2000 году я был единственным представителем из России, приглашенным в Мексику на I Международный конгресс классического танца и танца модерн с участием Натальи Макаровой, известной петербургской балерины, живущей теперь на Западе. Я делал доклад на английском языке по истории русского балета, проводил мастер-классы и получил статус маэстро.
         - Приходилось ли вам встречаться с моисеевцами и самим Игорем Александровичем?
         - Конечно. Приводил своих учеников на его программы, мастер-классы.
         В техническом плане мастерство с каждым годом все прогрессирует.
         - Как вы относитесь к современной эстрадной хореографии?
         - Такие ансамбли, как "Тодес", тоже должны существовать. Это направление тоже должно развиваться, но я приверженец классического танца. И считаю, что в программе общеобразовательной школы танец должен присутствовать хотя бы в элементарном виде - вальс, фокстрот. В мою бытность это было.
         - Петр Ефимович, что бы вы пожелали родителям и детям, которые встают на балетный путь?
         - Профессия эта очень сложная. Артист балета - товар штучный. Нужно иметь хорошие данные - выворотность, подъем, шаг, прыжок, фигуру, физическую силу и огромное желание. И, конечно, хорошую голову. От нее очень много зависит.
         Учебный процесс очень плотно расписан. Помимо общеобразовательных предметов, обязательное фортепьяно, гимнастика, изо, история театра и балета, исторический танец, характерный, классический и дуэтный, актерское мастерство - полное гармоничное развитие личности. Кстати, один из моих любимых учеников - Володя Куклачев (сын народного артиста России Юрия Куклачева). Актерски очень одаренный мальчик. Еще в 9 лет он поставил танец в стиле мультипликации "Робот". Он всегда горел огромным желанием работать! На государственном экзамене на сцене академии буквально покорил публику. Сейчас работает в труппе Валерия Панова в Израиле.
         Моя дочь Мария сначала посещала музыкальную школу № 13 на ул. Дунаевского, занималась художественной гимнастикой, но (от судьбы не уйдешь) продолжила обучение также в училище Московской академии хореографии, которое закончила с красным дипломом. Работала в театре балета у Касаткиной и Василева, теперь получает высшее образование в Московской академии хореографии и собирается в аспирантуру.
         Вообще, девочки, даже не став балеринами, обретают красивую осанку, хорошие манеры, умение держать себя в обществе...
         - Ваша жена тоже балерина?
         - Она журналист. Антонина Викторовна Звягина много писала о балете, работала в "Огоньке", в издательствах Союза театральных деятелей и "Молодая гвардия", редактировала книги о Михаиле Лавровском, Касьяне Голейзовском, Марии Кнебель и о многих других выдающихся деятелях культуры.
         - Чем ваше сердце успокоилось?
         - Сейчас преподаю в частной школе "Балет для всех". Люди разных возрастов с удовольствием занимаются для себя и достигают успехов. Мое увлечение - реставрирую мебель, даю ей вторую жизнь.
         - Где научились?
         - Самоучка. Всегда была тяга к красоте. Однажды я купил неисправные настенные часы. В течение одной ночи разобрал их на детали, записал последовательность, вновь собрал. Часы пошли. Для меня это было огромной победой. Потом, когда я уже перебрал около 20 механизмов, один часовой мастер из Новодевичьего монастыря подарил мне книжечку "Ремонт старинных часов". И только тогда я узнал, какое колесико как называется. Теперь почти профессионал. Разбираю и каминные часы, и каретные, и напольные механизмы...
         Закончил работу над дорожным секретером второй половины XIX века. Это такая шкатулка на бронзовых ножках, с двумя выдвигающимися ящичками и откидной крышкой, украшенной фарфоровыми вставками.
         - О вас знают как о деревянных дел мастере?
         - Узкий круг. В основном работаю для себя. С вечера думаю, что я буду делать утром. Работа есть постоянно. Вожу машину, все в доме умею починить. Может быть, напишу книгу воспоминаний о своей балетной жизни и назову ее "Спасибо моим учителям", с которыми мне просто повезло повстречаться. Ведь каждое имя - это история!
         Беседу вела Елена МАРТЫНЮК
         "Дорогомилово сегодня" № 19 (61)
         Декабрь, 2003 г.